В поисках рая | новости на zarabotok-igra

Давненько я не находил увлекательных статей для перевода. И вот, в конце концов, натолкнулся на одну. И, естественно, она про Land Rover. Это путешествие не ровня Крайнему Оверленду, про который я писал в прошедшем году, но тоже очень любопытно. Итак, поехали!

Оригинал здесь

***

Вечерком в июле 1985 года Толстый Пол Вонсок повстречал Броса в баре Стэна в отеле Бабананго в дальнем Зулуленде. Вонсок, нареченный так поэтому, что козел в один прекрасный момент съел его 2-ой носок, сделал предложение. За стаканчиком бренди он гласил о Кгалагади, величавой полупустыне Ботсваны, которая, как числилось, приютила Затерянный город. Толстый Пол читал книжки на данную тему, в том числе «Через пустыню Калахари» Джиларми А. Фарини, который сказал о обнаружении руин в 1885 году.

Затерянный город Калахари с того времени фигурировал в воображении почти всех, кто бродил по пустошам Калахари, либо Кгалагади, как его сейчас именуют, в поисках каменных стенок, дворов и террас, о которых в первый раз сказал Фарини. По словам Вонсока, затерянные городка, гробницы и сокровища обычно обнаруживались случаем либо исследователями опосля почти всех лет исследовательских работ, расшифровки иероглифов и раскопок. Он предложил отправиться на поиски этого места. Брос совершенно подступал для данной для нас работы — он был лазутчиком нужных ископаемых и изучал археологию в институте.

В феврале 1885 года обладатель Царского аквариума в Вестминстере, Лондон, Джиларми Фарини отправился в экспедицию в Калахари, чтоб вынудить представителей народа сан, узнаваемых в то время как бушмены, возвратиться совместно с ним и расширить коллекцию диковинок в его вотчине. На выставке были представлены такие вещи, как земляне Фарини (африканские пигмеи), группа зулусов, русалка, сохранившийся кит, толстая дама с усами и существо по имени Крао, Недостающее звено. Некие подразумевали, что реальная причина экспедиции Фарини заключалась в поиске алмазов.

Фарини родился в Нью-Йорке под именованием Уильям Леонард Хант. В один прекрасный момент он пересек водопад Чодьер в Канаде по канату, что привело его к открытию внутри себя Фарини Величавого. Он и его отпрыск Лулу прибыли в Кейптаун и направились поездом в Кимберли. Оттуда он отправился в Апингтон на Северном мысе и с местными проводниками и тяжело загруженными повозками с волами поднялся ввысь по реке Носсоп, юго-западной границе Ботсваны, и в Кгалакгади, чтоб приманить бушменов в Лондон. По возвращении Фарини утверждал, что отыскал в пустыне руины старого городка, а в последующем году опубликовал свою книжку и прочел лекции Царским географическим обществам в Лондоне и Берлине о собственном открытии.

Первым, кто находил Затерянный город Фарини, был некоторый Альберт Альбат, который в 1942 году бродил по зарослям высохшего, как кости, Кгалагади. Но не считая ужаса перед львом, преследующим его ишака, он не достаточно что мог показать в собственном опыте. Спустя пару лет французский исследователь Франсуа Бальсан тоже бродил по пустыне на ишаках и тоже не лицезрел ничего, не считая кустов, желтоватой травки, стад зебр и антилоп гну, но, к счастью, не львов. Потом компания SIMCA Motor Company спонсировала его, предоставив ему два вэдовых грузовика с большенными шинами, чтоб отыскать неуловимый город. Он опять возвратился в отчаянии. Семья Холдеманов из Претории также издержала годы на поиски знаменитого места, используя джипы и самолет Navion. Холдеман даже уверил ВВС ЮАР предоставить C-47 Dakota для помощи в поисках.

«К счастью, — произнес Вонсок, — Затерянный Город все еще потерян, ибо какое приключение можно было бы ждать в поисках Отысканного Городка? Нет, ни один уважающий себя затерянный город никогда не раскроется просто так. Его открытие наверное станет результатом знаменательного действия».

К тому же, на данный момент время принципиального действия, поэтому что прошло 100 лет с того времени, как Фарини сделал свое открытие. И сейчас, по прошествии столетия, Затерянный город непременно должен подняться из песков. Им следует организовать экспедицию.

Итак, это было в денек начала сентября 1985 года, практически ровно через 100 лет опосля открытия Фарини, все собрались в доме Вонсока в Данди, незаметном месте в городе на севере Натала. Джейн и Джексон пригласили воскресить слушания и поразвлечься. Джейн приходилась сестрой Бросу, была опытным артистом и гитаристом, а Джексон мог цитировать главы и стихи «Баллады о эскимосской Нелл», говорил смешные рассказы и умел поменять колесо.

Возлюбленным вьючным жеребцом Толстого Пола был Land Rover — поношенный 4-цилиндровый Series 2A, 3-х дверный фургон с твердой крышей 1963 года выпуска. Он был загружен пищей и большим количеством напитков, водой, бензином, комплектом вещей, запасными частями, включая доп запаски, также матрасами и большенный палаткой для сна. Вонсок обшил интерьер Land Rover доской с темными пятнами, «чтоб придать ему незначительно элегантный вид, — заявил он, — как у традиционных Ягуар». Джексон почему-либо воспользовался доброжелательностью Пола, потому Брос и Джейн двигались сзаду, лежа на матрасах, кинутых на пол. «Это как путешествовать в древнем гардеробе», — заявила Джейн.

У Вонсока была теория о том, как отыскать Затерянный город к западу от Желай Пана. Он пришел к этому опосля того, как надел свою шапку бойскаута, шарф и шапку, посоветовался с оракулами, поглядел в зеркало и вдохнул дым от тлеющих листьев импхепу, произнося нараспев слова: «Бхебха бонке, бхебха тонки, бхебха бонке, бхебха тонки», значение которых понятно лишь неким знахарям. Он создавал расчеты при помощи карты и линейки, так как в те деньки не было таковой ерунды, как GPS. «Это обязано быть прямо тут», — произнес он, ткнув пальцем в топографическую карту юго-запада Ботсваны масштабом 1: 250 000. Карта представляла собой большенный лист бумаги с границами, официальными наименованиями, номерами и почти всем иным — расплывчатой ​​линией, изображающей некий контур, неуверенно извивающийся по листу.

Они направились на запад в потрясающее приключение и въехали в Ботсвану в Лобаце. Опосля пары пива в отеле «Камберленд» засушливая страна лугов и кустарников увлекла их на юг, в Пицан, а потом в Макгобистад, откуда они свернули на запад по южной пограничной дороге. Было принято решение переночевать на природе, до этого чем запастись топливом и водой в Брэе. Тут они повернули на север по песочной дороге через сухой кустарник. В нескольких километрах к югу от крохотного поселения Хахеа, чуток большего, чем колодец и несколько хижин и оловянных лачуг, они повернули прямо на запад, чтоб следовать по старенькой просеке, которая, по расчетам Вонсока, обязана была привести их к месту, где находится Затерянный город. Поворот был отмечен выцветшей пачкой Lucky Strike, застрявшей в кустиках.

Просека заводила их во все наиболее песчаную местность, через низкие дюны и через соляные озера. Преодоление схожих препятствий добивалось полного привода. Они разбили лагерь в одичавшей местности, пили бренди с колой и ведали истории о львах. Они приобрели кровавый кусочек антилопы гну у охотников опосля того, как посодействовали им с починогой сломанного «Ленд Крузера». Пропал контакт в высковольтном проводе от катушки зажигания. Зная, как обращаться с продуктами, Вонсок приготовил для всех антилопу гну в вине, супом из лука и гренками и блинами Сюзетт на десерт.

Последующий денек принес мягенький песок, огромные дюны и еще более сухих солончаков. При прохождении особо сложной дюны полный привод решил уйти в отпуск. Слизало шлицы на фланце левого фронтального колеса, а запасного, естественно же, не было. Совершенно точно, полный привод был нужен для их в Местах, Неведомых Слабеньким Сердечком. Им необходимо было отыскать запчасти. Двигаясь несколько часов, они отыскали главную дорогу с севера на юг от Тшабонга у южноафриканской границы до Локгвабе, деревни в 70 километрах от песочной дороги к северу и на маленьком расстоянии от Хукунци, где в магазине Принса обязано было найтись все нужное. Они незначительно спустили давление в шинах, чтоб обеспечить наилучшую проходимость на их неполном приводе на милях мягенького рыхловатого песка, которые лежали впереди.

В магазине Принса вправду было все, но запчастей для Land Rover не было, потому они поехали в Канг, очередной городок далековато на севере, где тоже не было запчастей. В Канге они находились сейчас на трассе, идущей с востока на запад по южной части Ботсваны, от Лобаце до Ганзи и дальше до Гобаби на границе с Намибией. Это была страшно мучительная грунтовая дорога, по которой томные грузовики везли скот на скотобойню в Лобаце. От Ганзи их отделяло 300 км пыли, песка, сквернословия и бренди. В Ганзи фланцев для Лендровера тоже не было.

Доброжелательный бармен Kalahari Arms подал прохладное пиво и посоветовал блюдо из стейков. Он поведал о Кгалагади и растолковал, что дороги через глубочайший песок вначале проложены ширококолейными грузовиками Ford, Шевроле и Bedford. Лендроверы там практически не лицезрели, поэтому что они были узенькими и не могли двигаться там, боролись, застревали, бурлили и ломались. Потому Лендроверы держались подальше от Кгалагади, где и запасных частей не было. Запчасти можно было приобрести в Мауне, где Land Rover можно было повстречать почаще.

Радостная группа двинулась далее, грохотала и гремела на север. Проведя ночь в зарослях у бугров Аха, они проехали несколько сотен км на север, в туристский центр Маун.

Маун также является административным центром Северо-Западной Ботсваны и размещен на реке Тамалакане, которая питает страну чудес дельты Окаванго. Это был абсолютный рай воды, зелени, деревьев и всех видов дичи опосля пыли, камешков и сероватых колющихся кустов Кгалагади. Там лендроверы были таковым же обыденным явлением, как козы.

В гараже Riley’s в Мауне нашлись новейшие фланцы, а в отеле Riley’s было самое прохладное пиво, которым путники услаждались под прекрасными деревьями на берегу Тамалакана. Они разбили лагерь в Croc Camp, и Вонсок починил полный привод. В те часы, когда он был занят, лежа под фронтальным мостом, Джейн заполучила у управляющего лагерем незначительно белоснежной акриловой краски и неприметно для обладателя машинки покрыла лаком внутреннюю обшивку «Ленд Ровера». Сумрачный шкаф-купе перевоплотился в светлые и радостные апартаменты. Толстый Пол, естественно, испугался такому осквернению собственного кара, но позже повеселел и подал на ужин крокодиловое бирьяни.

В оставшейся части поездки Брос и Джейн отрисовывали акварелью наброски людей и происшествий, с которыми они столкнулись в поездке, используя белоснежные окрашенные панели в качестве холста. Land Rover стал собственного рода Сикстинской капеллой на колесах.

У костра они обсуждали свое наиблежайшее будущее. Друг-охотник из Мауна поведал им о другом предполагаемом затерянном городке в Лекхубу, скалистом холмике в центре Макгадикгади, огромных соляных пустошей, бывших некогда дном внутреннего моря, и занимающих наиболее 10 000 квадратных км в центральной Ботсване. «Поедем туда, — произнес Вонсок, — это крюк, но, как мы знаем, некорректно двигаться по уже пройденной дороге, потому мы поедем по иной, увидим Лехубу, а потом вернемся через Калахари, чтоб отыскать то же, что и Фарини. Город."

Соответственно, на последующее утро они двинулись по главной дороге на восток, в Нату, чтоб переночевать в Суа, на северной окраине Макагадикгади. На пустошах стояла вода, и это пространство было много водоплавающих птиц, фламинго, пеликанов, цапель и уток. На последующий денек они пробивались на юг, следуя по краю Макгадикгади, временами приходилось пересекать части пустошей, застревать и подымать машинку хайджеком, подкладывать под колеса камешки и кустики, чтоб продолжить движение. Потом они отыскали малоиспользуемую трассу, которая привела их к Лекхубу. В общей трудности за этот денек они прошли путь из 140 томных км.

Лекхубу был необычным местом с обнажениями гранита, баобабами и свидетельством того, как люди жили в прошедшем, когда центральная Ботсвана была большим внутренним озером, а Лекхубу — райским полуостровом, нареченным так в честь огромного количества гиппопотамов, когда-то отысканных тут. На последующее утро Толстый Пол, Брос и Джексон изучили полуостров. У Джейн были остальные планы, и в отсутствие Вонсока она написала “БАР И РЕСТОРАН ПОЛА ВОНСОКА” на дверях Land Rover. Ей пришлось умиротворить его бренди и их крайним кокаином.

На последующий денек они направились на юг по равнинам через маленькую как порошок пыль, к деревне Тлаламабеле приблизительно в 60 километрах. Оттуда они направились к Орапе, наикрупнейшему в мире по площади алмазному руднику, в 40 км к западу, где они заправились и запаслисиь водой и продуктами.

Из Орапы они направились в Мопипи, где повернули на юг, следуя по исчезающему следу к высохшему озеру Ксау и, проехав по следам большого рогатого скота около 20 км либо около того, нашли бугор Кедиа над дальним кустарником. Бугор Кедиа — это песочная возвышенность с обзорным маяком на верхушке холмика, единственный имеющий какое-либо значение бугор где-либо рядом с Макгадикгади. Много годов назад экспериментальная группа провела оценку дороги от маяка на верхушке холмика Кедиа на 160 км к западу. План Вонсока состоял в том, чтоб следовать по нему, чтоб войти в Центральный Кгалагади, а потом отыскать высохшее русло реки Оква и следовать по нему на юго-запад к дороге Ганзи-Лобаце. Потом они возвратятся в Южный Кгалагади, чтоб отыскать, где находится затерянный город Фарини. Бугор Кедиа и его просека к нему были отлично видны, и по ним можно было уверенно ориентироваться, так как Кгалагади был весь исчерчен колеями и тропами, которые вели непонятно куда и не были показаны ни на одной карте. А ведь это были деньки до возникновения Гугл Earth.

К верхушке холмика Кедиа не вели ни дороги, ни тропы, и Лендровер, даже с включенным полным приводом, с трудом пробивался через густой песок к верхушке холмика. Маяк был найден, и там тоже была просека, заросшая травкой и кустарником, уходящая прямо на запад. Они поехали по ней.

По мере того как они двигались по просеке, в нее вливались остальные колеи. Просека, которая сейчас стала дорогой, была огорожена с южной стороны. Этот забор вызвал много споров, потому что не дозволял дичи из Кгалагади перебегать в воду в озерах Хау и Мопипи в засушливые зимние месяцы. Он был украшен засохшими останками звериных, антилоп гну, оленя и зебры, пойманных в ловушку при попытке добраться до воды. Приблизительно через 50 км они нашли границу Центрального заповедника Калахари, отмеченную одиноким выцветшим указателем. Тут они советовались с картой. План состоял в том, чтоб проехать около 15 км к юго-востоку по просеке, обозначавшей границу заповедника. Там они должны войти в равнину, которая была высохшим руслом Оквы, палеореки, которая когда-то истощила внутреннее море Центральной Ботсваны, и проследовать по ее длинноватому высохшему руслу на юго-запад к дороге Ганзи-Лобаце. Оттуда маленькая поездка протяженностью около 20 км привела бы их к дороге на юг, к Хукунци и Мабуасехубе, и далее, к Затерянному городку Фарини.

Пройдя по просеке на юго-восток, они отыскали равнину Оква и тормознули, чтоб обмозговать ситуацию. Четкая навигация по компасу и одометру была нужна, если они собирались выехать на Ганзи-роуд. Дороги тут, естественно, не было, лишь высочайшая травка, которая забивала радиатор, и кустики, и кустики, содействующие проколам, и все это перемежалось глыбами тенистых деревьев акации.

Группа была совсем одна с 22-летним Land Rover, который перенагрелся, и его пришлось заводить вручную. Дичи, таковой как антилопа гну, зебра, дукер и олень, было много, и нередко можно было узреть следы львов.

Русло реки Оква извивалось и закручивалось боковыми каналами и долинами, и все это только усложняло ситуацию. Приблизительно через час Вонсок тормознул для консультации. Брос был прикован носом к карте, и он смотрел за каждым поворотом машинки, пока она пробиралась через кустики на деньке равнины. Сейчас равнина расступилась, и возникло огромное количество вероятных направлений. Остаток денька они провели, прокладывая путь на юго-запад, кропотливо ориентируясь по компасу на дальние деревья и отмечая свое продвижение по безликой топографической карте при помощи одометра и линейки. «Лендровер» продвигался вперед, бульдозером пробиваясь через кустики, высшую желтоватую травку, маленькие деревья и пески. Попутный ветер привел к сильному перегреву мотора, и они проехали много миль с открытым капотом, пытаясь охладить движок.

Лагерь разбили в кустиках. А позже поднялся ветер, пригнав темные тучи, молнии и гром — ужасные по собственной ярости и дождику, который хлестал их с яростью, когда они посиживали в «лендровере», а вода капала изо всех щелей и отверстий. Буря кончилась, и Кгалагади затих. Выглянули звезды, и запах увлажненной земли и кустов был наисильнейшим запахом. Джейн всю ночь исполняла серенады на гитаре, а Вонсок приготовил что-то итальянское с фрикадельками, помидорами и спагетти. Шакалы и гиены визжали во тьме, и много историй о одичавших животных было поведано у костра. С утра путники нашли следы львов, ходивших вокруг лагеря в мгле.

Дорогу Ганзи – Лобаце они отыскали посреди последующего денька. Это был эпический путь по бездорожным кустикам, сухой травке и песку. Опосля поворота на юго-восток, на главную дорогу Лобаце, через 30 км они достигнули места, отмеченного на карте как Такаатшване. Тут не было даже вывески, а была дорога на юг через томные пески к Лехутуту и ​​иным местам. На последующее утро пригоревший Лендровер незначительно повеселил их и напомнил о угрозы езды по травке, которая могла обернуться вокруг выхлопной трубы и поджечь травку под ними. Колея пересекла бессчетные котловины и гигантскую песчаную гряду, где они отремонтировали прокол перед тем, как миновать огромное количество хижин, обозначающих деревню Лехутуту. Еще позднее, когда наступил вечер и сделалось мрачно, они разбили лагерь на хребте на южной стороне Мабуасехубе. Они были довольны своим продвижением.

Вонсок приготовил чесночный суп, паэлью с консервированными мидиями, устрицами и ветчиной, салад де наранджу и незначительно фруктов и печенья, пропитанного хересом и заварным кремом, на ужин, в то время как лев кашлял в овраге сзади их. Заместо того, чтоб спать под открытым небом, как они привыкли, они повесили свою специальную брезентовую палатку на Land Rover. Брос осветил округи прожектором, чтоб узреть глаза прыгунов и лемехов, поднимающихся и опускающихся, когда они прыгали. Шакал удрал совместно с антилопй гну, а потом лев, которому, вне сомнения, наскучило на их глядеть, ушел в поисках остальных развлечений.

Некоторое количество дней было потрачено на исследование западных районов у границы с Намибией, где когда-то был Фарини. Позже они застряли в весьма густом песке, потому что полный привод опять отказал. Вонсок считал, что чулок моста было погнут, из-за что изнашивались шлицы на ведущем фланце. Он был уверен в собственных способностях и на недоприводе, и будь что будет. По мере необходимости он бы просто поменял изношенный ведущий фланец на один из приобретенных в Мауне. Они двигались в страну равнин, дюн, желтоватой травки и мертвых деревьев, проезжали под большущими птичьими гнездами, и были весьма взволнованы, увидев миниатюрных соколов. Кое-где неподалеку от границы с Намибией они тормознули. Обязано быть, они все таки сделали путь, которым следовал Фарини за 100 лет до их.

Возвратившись в Мабуасехубе несколькими деньками позднее, они отпраздновали собственный фуррор, и Джейн игралась на гитаре и пела песни под луной. Они должны были возвратиться домой в Натале, потому решили двигаться всю ночь. В то время около сотки км дороги к югу от Мабуасехубе до Верды на границе с мысом пересекали многокилометровую местность с весьма глубочайшим песком. Преодолевать этот участок в час ночи на недоприводном Land Rover было уже даже черезчур забавно.

Они возвратились в Данди в воскресенье вечерком, удовлетворенные своим путешествием. Настолько не мало всего необходимо было отыскать, узреть и выяснить. То, что они сейчас знали и что отыскали, они хранили при для себя. А Затерянный город Калахари? Что ж, он все еще потерян, и пусть он остается таким, поэтому что в Отысканном городке нет никакого веселья.

Источник: drive2.ru

Ещё новости

Добавить комментарий